Статья Дугласа Р. Конанта — президента и главного исполнительного директора компании Campbell Soup: 
Каждый раз, когда я проходил тест Майерс-Бриггс, то получал высокий балл по шкале «интроверсия». Я — интроверт, и люблю быть в одиночестве. Иногда я чувствую себя разбитым, когда вынужден находиться перед большим количеством незнакомых людей. После общения с людьми — в том числе и после долгого рабочего дня — мне необходимо побыть в покое наедине со своими мыслями и восстановить силы. И, став директором компании с более чем 18 тысячами сотрудников, я оказался в довольно сложной ситуации, поскольку эта работа требует частого пребывания перед другими людьми.
Как я с этим справляюсь? И что бы мог посоветовать другим руководителям-интровертам — а также людям, которым приходится с ними работать? Вот несколько личных наблюдений, которые могут пригодиться: 
Интровертам необходимо время на обдумывание. Обычно лучшие идеи приходят мне в голову, когда я имею возможность выкроить некоторое время наедине с собой, чтобы обдумать важные решения. Поэтому когда я стою перед одним из таких решений, то стараюсь сначала подробно обсудить вопросы с другими людьми, а потом обдумать все наедине. Конечно, большинство решений нужно принимать моментально, когда еще нет полной информации. Однако, я заметил, что принимаю самое лучшее решение, когда подхожу к этому так, как комфортно мне — интроверту. 
Интроверты не настолько отчужденные, какими кажутся. На совещаниях их часто воспринимают как замкнутых, незаинтересованных, тихих и застенчивых. Что касается меня, я обычно больше люблю слушать, чем говорить. И мне очень трудно притворяться, что я от природы очень коммуникабельный, тогда как это неправда. Со стороны может показаться, что я не заинтересован настолько, как мог бы быть или должен бы быть, но это потому, что я занят слушанием и размышлением.
Один из лучших найденных мной способов помочь людям преодолеть дискомфорт от моего поведения — просто открыться им. Я говорю им: «Если заметите, что я выгляжу отрешенным, пожалуйста, поймите, что я не очень разговорчив, и меня нужно стимулировать к разговору». Открываясь таким образом, я заметил, что люди быстро и с пониманием подстраиваются под мою манеру. 
Я также заметил, что это помогает людям, в свою очередь, открываться мне. При установлении личной связи между людьми могут происходить замечательные вещи. Когда я откровенно рассказал о себе одному новому сотруднику, он также признался мне, что является недавно разведенным отцом двух мальчиков, и нуждается в дополнительной гибкости рабочего графика. Я его полностью понял и сказал организовать свое время таким образом, чтобы не страдала ни работа, ни семья. 
Интроверты лучше чувствуют себя в знакомых обстоятельствах. Мне ощущение осведомленности в ситуации помогает эффективнее действовать относительно нее. Поэтому я всегда стараюсь быть хорошо осведомленным в материале, который освещаю на каждом совещании. Когда я посещаю конференцию или другое мероприятие, где меня окружают незнакомые люди, то стараюсь прийти на место встречи заранее и, при необходимости, привести с собой приятеля. Приятель — человек, хорошо знакомый с ситуацией и способный поддержать обсуждение. 
В конце концов, мы, интроверты, никогда не изменим своих качеств, хотя и очень часто подвергаем себя настоящим мукам в попытках адаптироваться к стилю других людей. Лучше мы поможем себе и окружающим людям, признав, какие мы есть, а также попросив людей с пониманием относиться к нашим «странностям» и найти ту линию поведения, которая позволит под эти «странности» подстроиться. 
Если вы — интроверт или работаете на интроверта, какие советы вы могли бы могли дать из собственного опыта? 
Дуглас Р. Конант 
Источник: Harvard Business Review 
Перевод — портал УкрБизнес

Статья Дугласа Конанта — президента и главного исполнительного директора компании Campbell Soup: 

Каждый раз, когда я проходил тест Майерс-Бриггс, то получал высокий балл по шкале «интроверсия». Я — интроверт, и люблю быть в одиночестве. Иногда я чувствую себя разбитым, когда вынужден находиться перед большим количеством незнакомых людей. После общения с людьми — в том числе и после долгого рабочего дня — мне необходимо побыть в покое наедине со своими мыслями и восстановить силы. И, став директором компании с более чем 18 тысячами сотрудников, я оказался в довольно сложной ситуации, поскольку эта работа требует частого пребывания перед другими людьми.

Как я с этим справляюсь? И что бы мог посоветовать другим руководителям-интровертам — а также людям, которым приходится с ними работать? Вот несколько личных наблюдений, которые могут пригодиться: 

Интровертам необходимо время на обдумывание. Обычно лучшие идеи приходят мне в голову, когда я имею возможность выкроить некоторое время наедине с собой, чтобы обдумать важные решения. Поэтому когда я стою перед одним из таких решений, то стараюсь сначала подробно обсудить вопросы с другими людьми, а потом обдумать все наедине. Конечно, большинство решений нужно принимать моментально, когда еще нет полной информации. Однако, я заметил, что принимаю самое лучшее решение, когда подхожу к этому так, как комфортно мне — интроверту. 

Интроверты не настолько отчужденные, какими кажутся. На совещаниях их часто воспринимают как замкнутых, незаинтересованных, тихих и застенчивых. Что касается меня, я обычно больше люблю слушать, чем говорить. И мне очень трудно притворяться, что я от природы очень коммуникабельный, тогда как это неправда. Со стороны может показаться, что я не заинтересован настолько, как мог бы быть или должен бы быть, но это потому, что я занят слушанием и размышлением.

Один из лучших найденных мной способов помочь людям преодолеть дискомфорт от моего поведения — просто открыться им. Я говорю им: «Если заметите, что я выгляжу отрешенным, пожалуйста, поймите, что я не очень разговорчив, и меня нужно стимулировать к разговору». Открываясь таким образом, я заметил, что люди быстро и с пониманием подстраиваются под мою манеру. 

Я также заметил, что это помогает людям, в свою очередь, открываться мне. При установлении личной связи между людьми могут происходить замечательные вещи. Когда я откровенно рассказал о себе одному новому сотруднику, он также признался мне, что является недавно разведенным отцом двух мальчиков, и нуждается в дополнительной гибкости рабочего графика. Я его полностью понял и сказал организовать свое время таким образом, чтобы не страдала ни работа, ни семья.

Интроверты лучше чувствуют себя в знакомых обстоятельствах. Мне ощущение осведомленности в ситуации помогает эффективнее действовать относительно нее. Поэтому я всегда стараюсь быть хорошо осведомленным в материале, который освещаю на каждом совещании. Когда я посещаю конференцию или другое мероприятие, где меня окружают незнакомые люди, то стараюсь прийти на место встречи заранее и, при необходимости, привести с собой приятеля. Приятель — человек, хорошо знакомый с ситуацией и способный поддержать обсуждение. 

В конце концов, мы, интроверты, никогда не изменим своих качеств, хотя и очень часто подвергаем себя настоящим мукам в попытках адаптироваться к стилю других людей. Лучше мы поможем себе и окружающим людям, признав, какие мы есть, а также попросив людей с пониманием относиться к нашим «странностям» и найти ту линию поведения, которая позволит под эти «странности» подстроиться. 

Если вы — интроверт или работаете на интроверта, какие советы вы могли бы могли дать из собственного опыта? 

Дуглас Конант 

Источник: Harvard Business Review 

Перевод — портал УкрБизнес 

Читайте также статьи: 3 черты, которые необходимо иметь каждому директоруНе подчиненные, а партнеры, или как правильно относиться к сотрудникамГлавный убийца совещаний и собраний (и как с ним бороться).